?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Рецензия на книжку Летний круиз
fredkingoqok
«Летний круиз» стал чуть ли не главной литературной рецензией на книжку Мотивация на 100%: А где же у него кнопка? прошедшего года. Более шестидесяти годов назад Капоте оставил рукопись кое-где в ящике и предпочел запамятовать о ней. Так как судил себя по высокому уровню («я не святой, я-пьяница, наркоман,
гей, и – гений»). Никто в двадцатом веке не писал прозу настолько точную, пластичную - совершенную. («Совершенно хладнокровно» - оригинальное название «Хладнокровного убийства»; только это наружное хладнокровие в каждой строке вспучивает внутренний нерв).
Двадцатилетнему дебютанту Капоте до этой черной магии пока далековато. Ну и написанные три года спустя хрупкие, утонченные, болезненные «Другие голоса, другие комнаты» «Летний круиз» практически не припоминает: как ни удивительно, он куда современнее и взрослее. Быстрее уж, эту повесть о первой любви можно прочитать как рисунок к «Завтраку у Тиффани». Достаточно очевидный сюжет: женщина из известной, богатой семьи остается одна в самом центре Огромного Яблока, в то время как ее предки путешествуют в Европу. Семнадцатилетнюю Грейди Макнил ожидает другой «круиз»: любовь, встречи, потаенное замужество. В воздухе пахнет грозой, ведь избранник - другого круга, юноша с автомобильные стоянки, вобщем, сущность не в социальной разнице: чувственный накал тут не в ней, а в том, как влюбленные услаждаются счастьем, ссорятся, желают быть сильными и опять стремятся друг к другу. При всей наружной простоте текста, в нем – девять измерений. Ничто не развивается линейно, плоскости смыслов многажды пересекаются, но для того чтоб передать это, Капоте не необходимы оперы и фуги – довольно клавира. Он принуждает ощутить кожей поначалу летнюю свежесть, а позже – тяжесть августовского зноя, предчувствие неудачи
Если той же жаре еще необходимо «вскрывать череп огромного города», то Капоте без всяких усилий удается внушить читателю что угодно. Принципиальна атмосферность, отзвук, без нее история бы ничего не значила. Через 20 лет Капоте станет биографом современности, а пока он любуется бабочками и глядит, как подымаются и тают пузырьки шампанского
Грейди Макнил обворожительна и безбашенна, под стать собственному мужскому имени. И жить спешит, и ощущать торопится. Так понимающе мог обрисовать даму только тот, кто любит ее без жажды обладания. В Грейди, этой младшей сестре Холли Голайтли, заложено предчувствие будущих героев Капоте - всегда чуточку безумных, практически эксцентриков, живущих вразрез с обыденным миром. Они бегут куда-то в поисках собственного места на земле. Такового места нет, но есть другое, куда их затягивает, как будто в воронку. Для Грейди это – тот единственный Другой. Таковой человек, которому можно поведать все. И с которым можно ни о чем же не гласить. Отыскала ли она его в Клайде? Вобщем, и сам Клайд куда поглубже, чем желает казаться, – Капоте передает это несколькими штрихами. Да что там – практически каждый эпизодический, мелькнувший на страничках этого недлинного повествования персонаж – просто сверхобъемен, а тотчас даже достоин быть центром какого-либо другого романа
Как все это стало вероятным в настолько молодые годы? Очевидно не через литературное подражание. И не методом исследования жизни. Литературность тут не оторвать от действительности. В один прекрасный момент Капоте кокетливо пошутил: «Мне необходимо всего только подбросить горсть слов в воздух, и они падают точными фразами». Как правило это именуют даром выше. И ведь кто-то же так же в один момент этот дар отнимет: «Хладнокровное убийство» станет последним величавым произведением Капоте, а впереди будут еще 20 лет самосожжения!